Обещанный рассказ про Италию

Обещанный рассказ про Италию

Как и обещал пишу про свою поездку в Италию. Статью была опубликована в апрельском номере журнала ХлебСоль. Сейчас выкладываю ее тут.

Будучи 17 лет иммигрантом в до крайности космополитичном городе и общаясь с очень разными людьми, я часто видел, вернее слышал, как человека пытались подогнать под какой-то стандарт, опираясь на его национальность. Ну что-то по типу: «Что с него взять – араб, поляк, русский, итальянец и тд (нужное подчеркнуть)». Правда жизнь, как правило, все равно потом все расставляла на свои места, и черты, присущие национальности, отходили на второй план, оставляя общечеловеческие качества.

Но все равно, когда я еду в другую страну, я не могу удержаться от того, чтоб на первых порах не попытаться вывести некое стреднее арифметическое в поведении окружающих меня людей, понять или увидеть «национальный характер». Хотя национальная кухня меня интересует гораздо больше. И даже не столько национальная кухня, сколько то, как люди едят. Вот и едучи в Италию, как лучший блогер, пишущий о еде, по результатам голосования в сети организованного ХС, я хотел увидеть то, как люди едят, а не то что. Ведь про итальянскую кухню столько писано-переписано, и ресторанов итальянских по всему миру видимо-невидимо.

А вот очередь в придорожном кафе – про такое я не читал и не слыхал, развее что у Эдгара По в «Человек толпы». Нет, ну на самом деле при двух работающих кассах все кидаются к одной, а потом когда очередь возле нее рассосалась, такая же очередь выстраивается у другой. Было полное ощущение , что людям нравится быть в гуще толпы. Мы остановились в этом кафе выпить кофе по дороге на ферму Hombre, где делают пармезан. А вообще, наверное мне надо расказать обо все по-порядку.

Итак, как я уже сказал, журнал ХлебСоль, опираясь на им же устроенное голосование, обозвал меня лучшим блогером аж всей России по теме «еда» и, как было обещанно, отправил в Италию, а точнее в ее регион под названием Эмилья-Романья для расширения моего гастрономического кругозора. Собственно принимала и отправляла меня туда и там компания, специализирующаяся на гастрономическом туризме, Travelhunter. Для меня, ребенка эпохи застоя, словосочетание «гастрономический туризм» означало, что туриста, в данном случае меня, будут возить по местным гастрономам, и тут я в своих догадках не обманулся.Встретив меня в аэропорту, мой гид Лена, свободно говорящая по-русски, итальянски и английски, усадив меня в шикарный черный мерседес с водителем-итальянцем Гвидо, первым делом повезла меня в исторический центр Болоньи, где помимо всяческих исторически архитектурных красот и реликвий повела меня по маленьким и не очень продуктовым лавкам и магазинам, попутно рассказывая всякие истории о местных блюдах, продуктах, исторических личностях и реалиях жизни в Италии.

Я смотрел в оба глаза, слушал в оба уха и слегка офигевал от впечатлений, так как ночь перед вылетом я провел с друзьями детства, выпивая и вспоминая похождения в средней школе. Забавно, но именно такое состояние позволяет мне укладывать впечатления от «окружающей действительности, данной нам в ощущениях» прямиком в подсознание. Правда после пешего подъема на башню в 100м высотой, сознание начло проявляться отчетливее. Ну была у зажиточных жителей Болоньи такая фишка в средние века — меряться башнями, потому как тем, чем обычно мужички меряться привыкли, им напоказ выставлять было стеснительно, да и кто его знает, что там у соседа в штанах, а башня-то она у всех на виду. А потом был обед, итальянский обед: антипасти, пасти, второе и дессерт.

Кулинарный тур начался. Колонны портиков Болоньи, узкие улочки Пармы. Отель Palazzo Rosa Prati с номерами обставленными антикварной мебелью и соответствующими интерьерами. Болито мисто на ужин –аассорти из разных видов отварного мяса. Золотая дымка над полями Эмильи-Романьи. Очередь в придорожном кафе за утренним эспрессо. Сыроварня Hombre, где делают пармезан. Сладковатый запах сыворотки, огромные комки сырного сгустка, вылавливаемые из медных чанов молчаливыми сыроварами. Отчетливое желание остаться там и делать сыр с этими тихими людьми. Огромная коллекция старинных автомобилей. Рассказы о консорциуме пармезаноделателей. И опять невероятной красоты поля с золотой дымкой над ними. Я понимаю, что хочу сидеть за столом и смотреть смотреть на эти поля, желательно со стаканом красного вина в руке.

Удивительно, что именно в этот момент я замечаю подходящую терассу возле одного из домов и оказывается, что этот дом и есть наш следующий пункт назначения. Acetaia Pedroni, место где делают вино, граппу и бальзамический уксус. Причем опять же уксус традиционный, когда виноградный сок выпаривают наполовину, дают ему забродить, а потом по очереди держат в серии разных бочек, позволяя ему испаряться и ферментироваться многие годы. Продают его потом исключительно в мааленьких фуфыриках и за бешенные деньги. Опять же без консорциума, но теперь уже по бальзамико, тут не обошлось. Консорциум регулирует каждыйшаг и присваевает номер каждому флакончику с драгоценной темной тягучей жидкостью. Нам показывают баттареи боченков, в которых выдерживается уксус. Я слегла шалею от пряно-сладкого и тоже тягучего запаха. Обедаем в ресторане при азиенде. Все стены увешаны дипломами за лучшую в мире граппу. Хозяин, безумно гордый своимидипломами, запрещает посетителям пользоваться мобильными телефонами у него в заведении. На стене висит сециальный ящик, где каждый посетитель может оставить свою электорнную «балалайку», чтоб наслаждаться едой, атмосферой и бутылкой ламбруско, оторвавшись на час-дугой от забот внешнего мира.

На третий день мы едем на виллу, принадлежавшую когда-то семье Верди Antica Corte Pallavicina. Там в подвалах выдерживают по 2 года кулателло. Мои убогие знания французского и всяческих ругательств сексуальной направленности в испанском позволяют понять, что это что-то связанное с задницей. Так как я все-таки мясник, то понимаю, что это некая часть окорока. Подробности мне обещают объяснить на месте. Приехав, я попадаю сразу на класс по обвязыванию этих самых кулателло. Их зашивают в свиной мочевой пузырь, а потом обвязывают бечевкой, переплетая ее как паутину. Шеф ресторана с мишленовской звездой и по совместительству один из братьев владеющих всем заведением Массимо Спигаролли показывает приехавшим к нему поучиться поварам, как это делается. Я с удовольстием смотрю на мастерскую работу. Потом мы спускаемся в подвал, где все стены и потолок увешаны выдерживающимися окороками, обвязанными умелыми спайдерменами. Окорока усыхают и веревочки их стягивающие провисают. Мы слегка заблудились в подвалах замка и вышли в комнату, где на полках хранится пармезан аж с 2005 года. Пармезан в небольших количествах делается в этом же хозяйстве.

Мне повезло с погодой – все время пока я был в Эмильи-Романье, там стояла солнечная, теплая погода. Только не хватало рядом близкого человека, с кем хочется делиться впечатлениями. А золотая дымка висела над полями. У меня в голове крутились имена Мусолини,Борджии, Фарнезе, Гарибальди и прочих известных мне итальянцев, звучала музыка Верди и Белла Чао. Мой гид Лена сказала мне, что Италия вызывает привыкание. И когда я улетал на следующий день, я чувствовал отчетливое желание вернуться сюда снова. Я улетал и чувствовал благодарность ХлебСоли, Тавелхантер и особенно голосовавшим за меня читателям благодаря которым и случилась эта поездка.

P.S. Фотографий показываю пока немного. Обещаю показать еще и много, но позже.

 

Поделиться статьей: