Детские страсти. ПирОги и пельмени.

Детские страсти. ПирОги и пельмени.

А никогда никто не задумывался,почему так много людей не любят манную кашу, но в то же время очень сложно найти кого-то, кто не любил бы пельмени?

Хотя откуда мне знать наверняка, я же не проводил соцопросов на эту тему. Просто я не могу припомнить ни одного своего знакомого, кто не любит это блюдо в том или ином его виде, я имею ввиду что-либо пельменообразное, как говорит Дима Журавлев.

Да даже у меня в детстве было очень неоднозначное отношение к манной каше, которое изменилось в сторону нежной любви годам к восьми. А вот пельмени я любил всегда. Я помню, как еще совсем маленьким я стоял вместе с мамой в какой-то бесконечной очереди за магазинными развесными комочками фарша, завернутыми в тесто. Может секрет в том, что пельменями меня кормили дома, а манной кашей в детском саду?

Как много пищевых предпочтений формируется в детстве! Впрочем не только пищевых. Одна моя знакомая, чьей дочке нынче несколько месяцев, рассказывала, как она оставила ту одну в комнате на несколько минут. Естественно, ребенок почувствовал себя брошенным и поднял крик – его, вернее ее мир рухнул, исчезла его главная составляющая –мама. Но как только мама вернулась, крик и плач сменились счастливой улыбкой. Никакой обиды на маму за то, что она позволила себе на ненадолго оставить дитя одно, не случилось. Знакомая моя удивлялась, а в какой момент дети научаются обижаться. Я думаю, в тот момент, когда понимают, что мама не просто исчезает из виду, а делает, это сама по своей воле. Дети понимают, что у родителей есть другие дела, кроме заботы об отпрысках, вот тут и рождается обида.

История еще более неоднозначная случилась с другими моими друзьями. Их сын Митя пошел в школу, тут в пригороде Монреаля. В его классе была русская девочка Юля, причем по субботам, ее родители также возили в русскую школу, куда ходил Митя. Естественно, родители познакомились, дети задружились. Стали ходить друг к другу в гости. Мальчик и девочка дружили, играли вместе. И его и ее родители только радовались. Но в какой-то момент Митя хотел пойти в гости к своей подружке, им тогда было уже лет по семь, его мама позвонила ее маме. И оказалось, что у Юли нет настроения сегодня играть с Митей.

На другой день у нее тоже не было настроения. После этого уже у Митиной мамы пропало настроение звонить маме девочки и спрашивать, а не появилось ли настроение у их дочки. Потом недели через полторы мама Юли позвонила сама и сказала, что ее дочь хочет поиграть с Митей. Теперь уже родители мальчика призадумались и, вспомнив, как их ребенок переживал нежелание его подружки играть с ним, решили уберечь его от возможных будущих страданий. Они сказали родителям девочки, что наверное Митя не будет играть с ней, чтоб не расстраиваться в дальнейшем, когда ее настроение вдруг опять неожиданно исчезнет.

Вот я и думаю, а правильно ли поступили родители Мити, дав ему такой урок отношений. Может надо было предоставить ему самому решать и разбираться со своей подружкой? Ну и что что ему было тогда всего лишь семь лет. Кто знает, как этот случай отразится на его будущих отношениях с противоположным полом, если конечно отразится.

Кстати, по поводу всяких драм и душевных терзаний. Упомянутые в самом начале манную кашу и пельмени объединяет как раз то, что оба этих блюда позволяют несколько облегчить боль сердечных ран. Как в тесте пельменей, так и в манной каше содержится гормон счастья.

Про манную кашу я напишу в другой раз, а сегодня речь пойдет все-таки о пельменях. Честно говоря, я не думал, что когда-либо возьмусь писать о них. В каждой семье есть свои традиции пельменеделанья, и почему мой опыт в этом деле, кстати совсем не такой большой, как хотелось бы, должен быть кому-то интересен. Тем более, что сама идея этого блюда позволяет импровизировать, как угодно.

И не важно, что при замене мясного фарша на творог, картошку или еще что-то пельмени вдруг становятся варениками, а при изменении формы они делаются вдруг хинкалями или еще чем-нибудь таким. Я не буду углубляться в теорию.

Я лучше расскажу о том, какой интересный вариант начинки мне попался на глаза у Брюса Эйделса. Он предложил смешать со свиным фаршем яблоки. Но это еще не все. Вместо привычного мне сырого лука, он предлагает лук для пельменного фарша пассеровать. Как известно репчатый лук, который готовится во влажной среде, очень сильно отличается по вкусу от лука, который проходит первичную тепловую обработку в масле. Я писал уже об этом довольно подробно вот тут . Поэтому узрев такую комбинацию, удержаться, чтоб не попробовать это приготовить я не мог. Правда Эйделс называет это блюдо пирОгами, и рассказывает, что его пристрастила к таким вещам его польская коллега, тем не менее в моем исполнении, это все-таки скорее пельмени. Да и кто сможет сказать, где кончаются пирОги и начинаются пельмени и наоборот? Короче не важно, как эти штуки называются, важно как я их делал.

Отдельно хочется сказать о тесте, так как тесто тоже было для меня экспериментальным. Его рецепт я узнал через третьи руки от одной очень хорошей женщины из города Златоуст.
Я думаю, что продукт называемый обезжиренной сметаной в Златоусте может довольно сильно отличаться от субстанции с подобным названием в Монреале, но то, что у меня получилось мне понравилось, а рецепт его вот какой.

250 мл обезжиренной сметаны
2 яйца
3 стакана муки
Чайная ложка соли.

Все это я смешал до увлажнения муки. Дал постоять минут 25 при комнатной температуре, потом вымесил и убрал в холодильник на пару часов. Через два часа достал дал согреться и налепил из этого теста пельменей с начинкой из свинины с яблоками.

Начинка же делалась следующим образом.

750 грамм довольно жирной свинины, на глаз я определил в ней 25% сала. Сам кусок же я взял с лопатки.
3 луковицы
2 зеленых яблока
Полторы чайных ложки соли
Щепотка корицы
Щепотка мускатного ореха
Чайная ложка острого красного перца.
Лук я порезал и спассеровал на средне-слабом огне до прозрачности в паре столовых ложек свиного смальца.

После этого я дал ему остыть. Провернул лук и очищенные яблоки через 4 мм решетку мясорубки.

Потом сменил решетку на 8 мм и уже через нее провернул мясо.

Добавил соль и специи.

Тщательно перемешал и убрал в холодильник на час.

Объединенные в нечто пельменеподобное фарш и тесто оказались бесподобны.

Причем как со сливочным маслом так и со сметаной. Я ел и радовался, что не заленился попробовать исполнить этот рецепт. И тесто меня не разочаровало и начинка. Тесто было нежным и упругим одновременно, а начинка мясной, с легкой кислинкой, слегка сладковатой, сочной, и пряной. Старик Эйделс меня не подвел.

Могу еще только добавить, что остаток теста я раскатал в пасту, сварил и употребил со сливочным маслом и тертым пармезаном. Паста тоже оказалась выше всяческих похвал. Все-таки я ужасный обжора.

Поделиться статьей: