Гороховый суп как средство примирения с действительностью

Гороховый суп как средство примирения с действительностью

Часто я вижу публикации в сети, в названиях которых упоминаются цифры. Ну там типа «27 вещей, которые вы не знаете и про которые я вам тоже ничего не скажу», или что-нибудь вроде «139 фактов про все на свете, всем известных и без меня». Мне иногда в голову вползает вопрос: «Зачем?», или вернее чем нас привлекают эти цифры в заголовках. Правда после того, как я заметил некоторую увлеченность создателей интернет-контента (вот какое умное слово я еще узнал) подобной псевдостатистикой в своих заголовках, меня эти цифры стали слегка раздражать. Создается от цифры в заголовке некое впечатление упорядоченности и закончености.

27 самых вкусных, скажем, гороховых супов в мире – что можно подумать, прочитав этот заголовок? Что мой гороховый суп в этот список не вошел, и что еще страшнее, туда не вошел гороховый суп из столовой завода ГИДРОМАШ, который я ел, когда мне было 15 лет и я проходил там летнюю практику. И также вряд ли в этом списке будет гороховый суп, который нам подавали в Sucrerie de la Montagne на горе Риго (Rigaud). Даже если в этот список войдут по отдельности гороховые супы всех европейских стран, все равно найдутся города и области,где их гороховый суп ставят выше всего на свете, ну или по крайней мере ценят больше всяких других гороховых супов.

А самое интересное, что и нету никакого «моего горохового супа» — просто есть вода, горох и всякие другие добавки, оказывающиеся в этот момент под рукой. А нет вру, есть еще соль, без нее будет невкусно. Но если и ее нет, то можно обойтись лимонны соком или уксусом. Вообще горох и в частности суп из него в детстве многими нелюбим, а потом постепенно становится очень даже, если не любимой, то частенько примиряющей с действительностью зимней едой. А что — чем не перевод англицкого «comforting food»?

И опять я не соглашусь с самим собой, ведь и никакой действительности нет на самом деле. Ведь «на самом деле все совсем не так как в действительности». Есть лишь сменяющие друг друга картинки в нашем сознании. Так что гороховый суп не примирит меня с неким гипотетически существующем «на самом деле», а всего лишь слегка подкорректирует картинку в моем мозгу, так что мне начнет казаться, что те, кто не любят меня, «на самом деле» меня любят, а то, что у меня не получилось «на самом деле», получится в конце концов или даже раньше. А если вдуматься еще глубже и закопаться в псевдофилософские рассуждения с головой, то вся расстраивающая меня действительность находится в печальном прошлом либо пугающем будущем, а в настоящем есть только тарелка горячего, пахнущего копченостями горохового супа, «и больше нет ничего – все находится в нас». Кстати, на днях увидел в сети клип, где Кадышева исполняла «Перемен» Цоя. Блин! Эту песню даже ее исполнение не смогло испортить., хотя казалось бы.

Но вернусь к гороховому супу. Может быть кто-то из вас, читающих эти мои словеса похожие на бессмыслицу, помнят, что не так давно Хлеб-Соль, проведя интернет голосование, назначили меня лучшим фуд-блоггером 2014 года по их собственной версии. Я так подозреваю, что это случилось потому, что я назойливее всех приставал к вам с просьбами проголосовать за меня, что вы и делали. Некоторые особенно яростные голосовальщики взамен за свои голоса потребовали от меня выкупа. В качестве выкупа они захотели секретный рецепт моего секретного горохового супа, примиряющего меня с действительностью и тд и тп (см. выше).

И вот так как я сейчас нахожусь прямо в этот самый момент на пути к месту моей творческой командировки в Италию, то замученный угрызениями совести я, ломаясь и кочевряжась, все-таки выдаю мою страшную тайну.
Вот он – мой секретный-пресекретный рецепт:

Я беру для своего супа:

Свиную рульку холодного копчения, купленную в австрийском магазине в Монреале.

Говяжьи обрезки-прожилки.

Я беру, каждый раз мучаясь раздумьями о том, сколько взять и каждый раз останавливаясь на количестве в полтора стакана желтого лущеного гороха. Кстати однажды я был свидетелем спора шведа, голандца, канадца и англичанина о том, какой горох следует брать для наилучшего горохового супа желтый, зеленый или смесь. Речь во всех случаях шла именно о лущеном горохе. Я склоняюсь к желтому.

Еще я беру лук и морковь. И то и другое в достаточном количестве.

Конечно же я использую в своем супе чеснок – какой же секретный рецепт без чеснока. Без чеснока он не был бы секретным.
Само собой я сыплю в суп какие-то специи. Обычно это семена кориандра и черный перец, ну и красный перец чили тоже я туда кладу, сушеный и молотый как водится крупными хлопьями.

Ну и травку какую-никакую я тоже в супец свой засуну, чтоб не отличаться от всяких там новомодных кулинарщиков. Травку я туда суну под названием тимьян. Куда уж моднее? Кстати узнал я тут по случаю, что тимьян и фимимам слова однокоренные и означают в принципе одну и ту же травку.

А ну да, я же совсем забыл растительное масло, чтоб сделать предмет шумных споров и холиваров – МЛЗ (морковно-луковую зажарку). «Ибо… ибо.»

Ну и соль конечно же я тоже забыл, но вот вспомнил вовремя и упомянул. Соль я беру тоже.

Но самый главный ингредиент ЛЮБОГО супа, ну или почти любого, это Н2О, сиречь молвить вода.

Вот в эту самую воду, литра в три я кладу свою копченую рульку, то есть рулька хоть и куплена мной, но свиной она от этого быть не перестала. А то еще подумает кто, что я ради такого супа-разсупа сам себе ногу отрезал, закоптил и супы из нее навариваю. Так вот копченую холодным копчением свиную рульку я кладу в три лита воды и варю ее до опупения вместе с говяжьей обрезью, пока рулька не опупеет, и не начнет с нее кожа слезать и мясо от костей отваливаться.

А в другую воду я кладу горох, чтоб он там мок и набухал. Часа на три я его замачиваю.

Когда рулька опупеет, а горох разбухнет, я рульку из воды, ставшей бульоном,  вместе с говядиной выну, а горох в эту же воду, ставшую бульоном, кину.

Почищу и порежу лук и морковь, по очереди их на малом огне обжарю в масле растительного происхожедния и в суп, в который уже превратится к тому времени бульон с варящимся в нем гором, их брошу.

С рульки же сниму кожу, а затем срежу все мясо.

Остявшуюся кость я брошу вариться дальше в свой суп и кожу тоже туда брошу. Мясо сберегу, чтоб бросить его в суп в самом конце. Когда горох совсем разварится, я туда добавлю мелко резанный чеснок, черный и красный перцы, кориандр и несколько веточек тимьяна. Поварю еще минуту и добавлю мелкопорезанное мясо, срезанное мною с рульки.

Проверю, не надо ли добавить соли, и если надо, то добавлю.

А после этого я добавлю скретный ингредиент. Ха! А вы думали все так просто? Фиг! В моем супе есть секретный ингредиент. Вот угадайте какой? Вот какой ингредиент сделает любое блюдо русским? Ну или почти любое? Я не знаю какой. Зато я знаю что сделает любое блюдо квебекским. Кленовый сироп! По крайней мере, так считают квебекуа, те, которые квебекцы или квебекуйцы. Кстати были времена, когда их квебекцев другие жители славной Канады презрительно называли «pea-soupers» (горохово-супщиками), настолько гороховый суп популярен в Квебеке. Но рецепт все равно мой секретный, хотя теперь уже и не секретный, да и не был он секреетным никогда. Просто я гороховый суп люблю и надеюсь, что гороховый суп любит меня.

Однажды я прочитал такую мысль, что то, что кто-то нас любит не так, как нам хочется еще не означает, что он не любит нас всем сердцем. Я не знаю, любит ли гороховый суп меня сердцем, но надеюсь, что, поедая его, я поверю в то, что те, кого люблю я любят меня всем сердцем тоже.

Поделиться статьей: