Поиск точного адреса для посылки на фиг. Куриные клецки и хлебные фрикадельки.

Поиск точного адреса для посылки на фиг. Куриные клецки и хлебные фрикадельки.

Привязалась ко мне после новогодней ночи песенка про Рафика, который послал всех нафиг. Ну если вдруг кто смотрел первый канал, то знает, что ее там почти сразу после курантов и Путинского обращения спел Галустян.

Нет, я все понимаю, новогодняя ночь, песни, танцы, шутки. Но чем дальше я напеваю про себя это шуточную песенку, тем больше всяких смыслов в ней нахожу. Я, конечно, сразу отброшу идею о том, что “Рафик” очень как-то созвучно с “РФ”, и может быть эта песенка о внешней политике нашей необъятной родины. Я в России не живу, и не мне рассуждать о ее внешней политике.

Я на всякий случай напомню. что в песне идет речь о таксисте Рафике, которого не любят девушки, и поэтому он “послал всех на фиг”. И вот хожу я и размышляю о том, как он собственно послал всех. Ведь против природы не попрешь, просто сказать: “идите все на фиг” мало, надо подкрепить такое решение последующими действиями.

Допустим Рафик послал на фиг всех девушек и “дружит” теперь исключительно с мальчиками. Честно говоря такое решение не выход, ведь не факт, что мальчики вдруг ни с того ни с сего начнут любить Рафика. Как известно, ориентация никак не влияет на количество контактов, а только на их качество.

Другой способ в этой ситуации послать всех на фиг, это не “дружить” ни с кем, кроме себя любимого. Способ известный всем мальчикам и многим, как мне кажется, девочкам с юности. Но я думаю, что для Рафика, это было бы шагом назад, я думаю, что к девочкам он начал обращаться как раз после того, как “дружба” с самим собой перестала доставлять ему нужное количество радости.

Третий способ можно обозначить словом “целибат”. Но глядя на радостного Галустяна, изображающего Рафика, никак такое слово даже в голову прийти не может.

А вот что может прийти, так это то, что Рафик, послав всех на фиг, готов уйти туда откуда пока еще никто из ныне живущих не вернулся. Кстати, я когда-то давно был свидетелем того, как один человек крикнув “да пошли вы все на хуй!”, туда и ушел, выпрыгнув из окна девятого этажа.

А что — если уходить, то с улыбкой, даже с радостью. Блин! И песенка уже перестает быть шуточной.

Хотя впрочем есть еще всякие другие способы и методы: алкоголь, наркотики тяжелые и легкие, спорт, рубка дров, религия наконец, но это все полумеры и к тому же временные. Этим всем можно отвлечь себя от предмета, посылаемого на фиг, но проблему все равно не решить.

Так что посылая на фиг, надо четко понимать, кого и куда я посылаю, и как тот, кого послали будет туда добираться.

Вот у меня довольно часто возникает желание послать на фиг своего бригадира. И знаете почему? Не потому что он меня ругает и заставляет работать слишком много, совсем не поэтому. Хочется мне его послать, потому что, глядя на него, мне слишком часто вспоминаются луддиты. Помните из школьного курса истории, в 19 веке луддиты протестовали против механизации производства. Вот Жан, мой начальник, тоже ужасно боится, что из-за всяких хитроумных машин, его мясницкие навыки перестанут быть востребованы.

Самый недавний эпизод. Приходится нам раз примерно в неделю нарезать на ростбифы отруб, называемый внутренней стороной бедра. Причем по спецификации заказчика надо очень тщательно зачищать этот кусок от всех пленок. Есть у нас при этом станочек как раз для удаления пленок с мяса. Там такой ребристый валик вращается и затягивает пленку на острое лезвие, которое эту самую пленку с мяса и удаляет. Я Жану много раз говорил, чтоб он этот станок использовал для зачистки кусков с внутренней стороны бедра, тем более, что мне приходилось работать на предприятиях, где именно так этот кусок и зачищают. Но Жан, недоделанный луддит, говорил, что станком получается не так хорошо, как ножом.

Но вот случился день, когда двое из нашей бригады заболев не вышли на работу, а заказ поступил как-то особенно большой. И Жан сказал нам использовать станок этот, который кстати скинером зовется. Я же как главный оппозиционер тут же громогласно начал саркастически пытать бригадира на предмет того, что же заставило его поменять своем мнение. Жан с гневным видом отозвал меня в соседнее помещение, где правда весь грозный вид утратив, начал мне подробно объяснять, что сегодня не хватает людей и что в обычные дни слишком много зачищать нельзя, потому что мясо на воздухе меняет цвет и тому подобную фигню. И в этот момент я понял, что наш Жан, грозный бригадир, просто боится меня, боится, что я могу претендовать на его бригадирское место. Так мне от этого смешно стало, что я с тех пор пока к Жану не пристаю, а то вдруг еще правда предложат его место занять, а я этого не хочу всеми силами — ответственности не люблю.

А вообще лучший способ посылать на фиг хоть девушек, хоть начальников, это приготовить что-нибудь вкусное и просто напросто заесть дурацкую ситуацию. Хотя и не полезно это, но чертовски приятно.

Недавно я как раз и придумал еду для всяких моментов в жизни, когда желание послать кого-нибудь становится особенно нестерпимым.

Что-бы отвлечься от всяких трудных мыслей я беру самую обычную курицу и делаю из нее суп. Но ведь, чтоб занять себя основательно надо с этим супом слегка заморочиться. Поэтому я делаю не просто суп, а куриный суп с куриными фрикадельками и клецками-кнедликами или как эти штуки еще можно назвать я не знаю. Я эти сухарные клецки вывел из еврейских кнейдлах, которые в наших северных америках зовут мацаболами.

Короче вот как я свой замороченный суп делаю.
Беру
стакан сухарей панировочных
3 столовых ложки топленого куриного жира
3 яйца
полстакана тертого пармезана
соль
красный острый перец

И все это перемешиваю, а потом убираю на час в холодильник.
Пока оно в холодильнике остывает и загустевает, я беру курицу, а вернее 2 куриные грудки без кости и кости от целой курицы, ноги приберегаю для других целей.

Еще я для супа использую сливки жирные четверть стакана, чеснок, тимьян и черный перец с солью.

Кости я зажариваю под верхним крилем в духовке и делаю из них бульон, который приправляю черным перцем горошком и зубчиком чеснока, который не очистив просто давлю ножом, чтоб он треснул (чеснок, а не нож).

Куриную грудку я пропускаю через мясорубку, полученный фарш кладу в комбайн кухонный и промалываю в однородное пюре вместе со сливками, солью, тимьяном и черным молотым перцем.

Полученный фарш убираю в холодильник, а тесто для клецок наоборот достаю и, раскатав в шарики размером с грецкий орех, варю эти шарики в подсоленной воде с закрытой крышкой 15 минут.

После этого я процеживаю куриный бульон, который варился в другой кастрюле, возвращаю его обратно на медленный огонь, достаю из холодильника фарш и, макая чайную ложку в воду, зачерпываю ею фарш и бросаю в горячий бульон маленькие куриные фрикадельки.

Формой они получаются неказистые, но не в форме суть, а в содержании. После того, как весь фарш в виде фрикаделек оказывается в горячем бульоне, я закрываю крышку и огонь под кастрюлей выключаю.

И через полчаса мой суп готов. Я кладу в каждую тарелку клецок сколько кому захочется, и наливаю бульон попутно зачерпнув и несколько фрикаделек. Суп конечно получается цветом бледноватым.

Но какой же он вкусный! После всех этих заморочек его хочется есть еще и еще. А нежность этого блюда заставляет полюбить весь мир, включая тех, кого до этого хотелось послать на фиг, если не еще куда подальше.

Поделиться статьей: