Мама, мама, стейк ковровая сумка

Мама, мама, стейк ковровая сумка

В жизни каждого мужчины бывают женщины, вне зависимости от его возраста, ориентации или каких-либо религиозных предпочтений. По крайней мере одна женщина бывает в жизни любого мужчины, это его мать, вернее, это мать его. Даже если этот мужчина сирота, даже если он ее никогда не видел, потому что она умерла при родах. Все равно, она есть, она была в его жизни, и она имеет влияние на него. Ну чего я буду объяснять вам очевидное!

Так вот о чем я. Лечу я тут недавно на самолете, сижу себе у окошка, на облака смотрю, наслаждаюсь, так сказать. На соседнем сиденье сидит мальчик лет 11-12, а у прохода мать его. Там какое-то невнятное общение у них происходит — я особо не вслушиваюсь. Но вдруг до уха моего долетает вопрос отрока к родительнице своей: “А зачем нужно ходить в школу?”

Согласитесь, что вопрос сравним с “Быть или не быть?” Тут я весь в слух обратился, ибо меня самого этот вопрос с детства волнует, и ответа я на него так до сих пор и не нашел. Так думаю, может эта мудрая женщина сейчас своему ребенку ответит, и у меня загадка всей жизни разрешится. И что же я слышу в качестве разгадки тайны бытия, вернее обязательного среднего образования?

В школу ходить, по ее версии, надо, что бы выучиться и получить нормальную профессию. После этого следует устройство на нормальную работу, чтобы прилично зарабатывать и жить НОРМАЛЬНО.

Вот на этом месте я ушел в прострацию, а затем погрузился в себя, откуда вынырнул, чтобы посмотреть на облака и снова уйти в себя, где начал усиленно копаться в своей памяти вспоминая, были ли у меня в двенадцать лет мечты о том, что бы жить нормально. Я перебирал свои детские мечты о полетах в космос, машине времени, побеге из дома, поступлении юнгой на пиратский корабль, захвате всего мира, но ничего похожего на жить нормально я там не находил. Я начал вспоминать себя в 14 лет, и между влюбленностью в девочку из параллельного класса, желанием научиться танцевать фламенко и фехтовать как д’Артаньян, все той же мечтой о полете в космос и жизни на необитаемом острове я все равно не вспомнил желания жить нормально. Не было у меня такого желания и в 16, и даже в 18.

Впервые у меня такое желание появилось в армии. Когда жизнь макнула меня мордой в армейский сортир. Вот тогда я понял, что жить нормально, это тоже очень даже интересно, особенно когда такой возможности лишаешься на два года. Хочется просто ходить на работу, а вечером приходить домой, просто пойти погулять в выходные, просто не иметь над собой командира 24 часа в сутки. Может армия и нужна как раз для того, чтоб вышибить романтическую дурь из таких непроходимых мечтателей как я, хотя бы частично. Но не в двенадцать же лет!

И что остается этому мальчишке? О чем будут его мечты? О том, что бы жить НОРМАЛЬНО?

Нет, я понимаю, что любая мать хочет добра своему ребенку, и в свои 30-40 лет вполне понимает, что кроме как жить НОРМАЛЬНО все остально может в основном принести только неприятности и ненужные терзания, хотя конечно маленький шанс захватить мир или хотя бы стать капитаном пиратского брига есть у каждого. Но может быть, если мама говорит, что надо жить нормально, то шанс этот с мамиными словами и исчезает. Ибо маму расстраивать нельзя.

Или можно? Можно взбунтоваться против маминых слов и идти искать ту, что скажет: “Они положили сырой порох, Карл!” Ту, что знает, что любовь это теорема, которую каждый день нужно доказывать заново. Хотя не факт, что и ей потом не захочется жить НОРМАЛЬНО.

Так или иначе, на вопрос: “зачем ходить в школу?” я ответа так и не нашел, в космос не полетел, “пиратский фрегат под названием Бриг” уплыл без меня, девочка из параллельного класса вышла за другого. Поэтому в качестве компенсации за все упущенные шансы я делаю сегодня стейк-саквояж. Пусть это напомнит мне мои юношеские мечты о дальних странах, ведь рецепт-то говорят родом аж из Австралии, где я до сих пор еще не побывал.

Я не буду держать вас в напряжении и сразу скажу, что стейк-саквояж — это стейк, фаршированный устрицей. Любопытно, что на языке оригинала, этот стейк называется carpetbag steak. Читали книги о Мери Поппинс? Я вот с детства помню, что Мери Поппинс прилетела именно с ковровой сумкой, а не с каким-нибудь там саквояжем, Так что может быть правильнее будет назвать это блюдо “стейк ковровая сумка”? Но уж больно длинно и неуклюже, хотя в каком-то смысле загадочнее и может быть даже романтичнее. Решайте сами, мое дело приготовить его и сожрать в мечтах о южных морях.

А готовить-то его совсем просто. Надо просто раздобыть устриц и хорошего мяса.

Можно взять вырезку, а можно и что-нибудь более брутальное. У меня в запасе был кусок костреца, который я на стейки и порезал. Толщиной в дюйм-полтора.

В каждом стейке я проделал этакий карман. В который и засунул, вытащенную из раковины устрицу.

Дальше я просто пожарил стейки на сковороде без соли и перца.

Не солил я и не перчил, потому что к стейкам этим я приготовил соус, который был и соленый и перченый. Как пожарить стейк до нужной степени прожарки я уже писал много раз — повторяться не буду.

Соус был изготовлен из сливочного масла, белого вина, горчицы, черного перца и мускатного ореха, запустил я его банальной белой мукой.

Рецепт соуса я вам не скажу, пусть он останется секретом. Вы сами можете его изобрести методом научного тыка пальцем в сковородку.

Я лучше вам расскажу насколько хорошо сочеталась говядина с устрицей. Причем устрица, будучи в середине стейка, нагрелась не больше чем до 45С, что на мой взгляд вполне для нее достаточно.

Сладковатый устричный сок и вкус говядины, прожаренной до rare, слившись в экстазе, просто вынесли мне мозг и привели в экстаз меня самого. Когда я готовил, я ждал чего-то необычного, но все равно думал, что вполне вероятно, что ничего кроме понтов в этом рецепте нет, и как же я оказался неправ в своих сомнениях. Это реально вкусно.

За это можно отдать сокровища многих пиратских капитанов. Я ел и завидовал сам себе. И вот я сейчас тут перед вами хвастаюсь, а мне ни капельки не стыдно. И чувствую я себя не властелином мира конечно, но тоже очень хорошо.

И несмотря на все упущенные шансы, я много в жизни знал всякого хорошего, и жить нормально, это по-прежнему для меня не самое главное. А что главное? Это я вам тоже не скажу, тыкайте пальцем в сковородку, а лучше в кусок мяса на ней.

Поделиться статьей: