О душе, бл…дстве и внешней стороне бедра

О душе, бл…дстве и внешней стороне бедра

Те, кто читает мои несуразные опусы, знают, что я довольно часто пишу о еде и о мясе в частности в некоем эротическом подтексте. Оно и понятно, речь-то идет о плоти. Я вполне осознаю свой возраст, а мне 45, если вдруг кто интересуется. И, конечно, мне хочется себя считать еще довольно бодрым дяденькой, а внутри я так вообще себя ощущаю ребенком, но при этом отлично понимаю, что юных девушек, по крайней мере многих из них, я как сексуальный объект вряд ли заинтересую.

Вот тут же обо мне вообще заявили, что «у дядьки по возрасту , наверняка, внучата на подходе уже маячат, а он о сексуально раскрепощённых девушках хлопочет.» Заявили за мое наблюдение из молодости, что смелость в пищевых экспериментах зачастую говорит о смелости экспериментов постельных. Но дамочка была непреклонна и считает, что я в моем возрасте пора «думать о душе, а не о блядстве».

А в минувшие выходные узнал вот какую любопытную историю и о душе и обо всем остальном, не о блядстве конечно, но о об отношении полов уж точно.

Был я в минувшие выходные на кладбище русском православном в окрестностях Монреаля. Был там по своим делам. Да встретил старичка знакомого. В том смысле, что я его не знаю как зовут, но в церкви на службе видел часто. Видел я его там как правило вместе с бабушкой его, не мамой мамы или папы, а женой нашего героя. Правда в последнее время он почему-то приходил один. На кладбище он принес цветы, положил на могилу и долго стоял перед памятником. Когда он ушел, я обратил внимание, что памятник на две могилы, и два имени на нем – мужское и женское. Таких памятников много на нашем кладбище. Муж и жена после смерти хотят лежать вместе – обычное дело. Часто я вижу, что даты смерти не проставлены или стоят только для одного из супругов, значит, второй еще жив. Я обратил на даты рождений и смерти на памятнике, к которому принес цветы известный мне дедушка. Муж был старше жены на 19 лет, и она пережила его на 25, причем она скончалась буквально пару месяцев назад. И тут я понял, что та старушка, жена посетителя кладбища и лежит тут, что он ее второй муж, что он ей принес цветы и оплакивает ее.

А еще я подумал о том, каких душевных сил ему стоило положить свою любимую к ее первому мужу, как, наверное, было указано в ее завещании, и как она сама решила должно быть еще до того, как познакомилась с тем, кто сейчас приносит цветы на ее могилу. Я сам тут чуть не заплакал, поняв все это, поняв, что старичок на кладбище не надеется даже на том свете встретить свою последнюю любовь, что навсегда для него значит навсегда.

Вот так вот, а вы говорите внучата маячат. Любовь штука злая ко всем, и последняя часто приносит больше слез и страданий чем первая.

Ну смотрите какой я испорченный дядька, даже на кладбище я нашел если не эротическую, то уж точно любовную историю. Чего уж тогда говорить о кусках мяса, которые сами зовут к мыслям о плоти. Вот и сегодня я собираюсь рассказать о куске, который зовется наружная часть тазобедренного отруба. Наружная сторона бедра. Если отвлечься от того, что я мясник и вспомнить о том, что я мужчина, а всякий мужчина в среднем думает о сексе каждые 2 минуты, то при этих словах мне рисуется силуэт любимой, ее бедра на фоне окна… Так, надо остановиться в своих фантазиях, а то ни о какой говядине сегодня я рассказать не сумею. Либо рассказ получится уж совсем людоедский.

В общем так. Отруб внешней стороны бедра по-английски называется outside round или silver side или bottom side, по-русски же для него существует традиционное название ссек, в современной же терминологии это нижняя часть тазобедренного отруба. Короче путаницы хватает. Тем более, что отруб этот не ходовой. Мышца с наружной части стороны бедра наверное самая тренированная у быка, толчковая, если можно так сказать. Мышца вся эта пронизана волокнами соединительной ткани. Популярным этот отруб никак не назовешь.

Но если знать, как обращаться с этим куском, то из него можно сделать изумительный ростбиф, да и не только ростбиф. Главное — готовить это мясо достаточно долго и при низкой температуре, и будет оно тогда таким, как я люблю – и нежным, и сочным, и упругим.

Разделывать этот кусок совсем просто. Посредине у него проходит довольно толстая жила, даже не посередине, а несколько сбоку.

Просто натянуть эту жилу и двигать по ней ножом, прижимая лезвие к жиле плоскостью заточки ножа.

А потом срезать лишние пленки и жир.

Кстати, слой подкожного жира с бедра на этом куске очень хорош, я его только чуть-чуть сделаю потоньше, но ни в коем случае не буду срезать весь.

Потом я разрежу мясо на куски, пригодные для запекания или тушения.

Сегодня я буду делать обычный ростбиф сухого запекания, а при случае покажу, как я делаю pot roast, кода мясо тушится одним большим куском.

Так вот я вырезал красивый кусок , которому придал цилиндрическую форму, перевязал его.

Обжарил на сковороде на сильном огне со всех сторон.

Никакие поры такая обжарка не запечатывает, но реакция Маяра придаст куску легкий привкус жаренного мяса.

После обжарки я натер его солью и крупно-смолотым черным перцем да сунул в духовку при 70С на 6 часов.

6 часов вполне хватило, чтоб кусок внутри прогрелся до 60С, а толстые коллагеновые волокна сделались частично желатином и стали довольно мягкими и жующимися. Но резать я это мясо все равно считаю нужным тонко. Мне так вкуснее.

Ростбиф был съеден с салатом на ужин, а остатки в холодном виде пошли в сэндвич на багете с вяленными помидорами и белым луком.

Кстати, кусок этот один из самых дешевых, но ростбиф получается изумительно вкусным. Так что ищите такой кусок, готовьте, ешьте, думайте о кошельке, душе, любви и вообще чаще думайте обо всем на свете, говорят это помогает жить, хотя я не уверен.

Поделиться статьей: