Табачный дым любви, ушедшей внезапно, и похлебка под вопросом

Табачный дым любви, ушедшей внезапно, и похлебка под вопросом

И снова в комментариях к своим постам я прочитал, что людям приходится проматывать все лирические, так сказать, отступления, чтоб прочитать наконец рецепт. Да что же за страсть у вас к жратве-то такая? Неужели людей не интересует ничего кроме еды?

Нет, я и сам люблю вкусно поесть. Именно поэтому и готовлю, для того чтоб было вкусно именно мне. Вот сегодня хотел рассказать историю про друга моего, который с девушкой долго переписывался в интернете, прежде чем встретиться наяву. Но так как жалобы увидел, то выдам всем, кого кроме как брюхо набить ничего не интересует, сперва про еду, а в процессе описания кухонных мероприятий по приготовлению похлебки для голодных подумаю, стоит ли вообще поднимать тему виртуальных знакомств и раскрывать ее в этом посте.

А блюдо, выступающее сегодня главным, я думал сперва назвать чечевичной похлебкой с бараниной, потом решил, что может лучше будет “баранья похлебка с чечевицей”. Но второй вариант напряг меня тем, что звучит как будто это похлебка не из баранины, а для баранов. Решениям стало “похлебка из чечевицы и баранины”. Таким образом два основных ингредиента были уравнены в правах, и некое подобие демократии среди пищевых продуктов восторжествовало. Хотя непонятно чего я так уж измерялся, ведь я даже толком не знаю, чем собственно суп отличается от похлебки. Правда, интуиция мне подсказывает, что похлебка должна быть как бы однородной что-ли и густой, но это всего лишь мои догадки, ничем не подтвержденные.

Я бы конечно мог залезть во всякие там словари и прочие кулинарные книжки и выяснить это дело поточнее. Но тогда бы я лишил многих умных людей, умеющих пользоваться гуглом и другими поисковиками, возможности почувствовать себя еще немного умнее от того, что они объяснят мне, в чем собственно разница между этими двумя понятиями.

Чечевичную похлебку без баранины я делаю довольно часто, но в этот раз я разделывал баранью ногу, и у меня оказались под рукой косточки из этой самой ноги и некоторое количество обрезков оттуда же. Посему я решил усилить уже привычный мне суп бараньими вкусом и запахом. Вот видите, я уже и назвал это блюдо супом, но ведь опять же по моему разумению каждая похлебка — это суп, но не каждый суп — это похлебка.

Короче, не буду вас утомлять дальнейшими спекуляциями, а просто расскажу, как я поступил.

Как я уже сказал, у меня были кости, вынутые из задней ноги барашка.


К ним я добавил:

250 г обрезков, оставшихся от зачистки этой самой ноги, причем я выбрал такие, где было много пленок, а жира как раз поменьше.

Стакан оранжевой чечевицы

Луковицу

Морковку 1 шт

3 зубчика чеснока

Стакан пассаты

Чайную ложку кориандра

Чайную ложку кумина

Чайную ложку острого красного перца хлопьями

Соль

Начал я с того, что кости распилил пилой на куски, так чтоб они в мою кастрюлю небольшую влезли без проблем.

Распиленные кости я положил на противень, выстеленный фольгой. Фольгой я его застелил, чтоб не мыть потом. И сунул я этот противень с фольгой и костями в духовку под верхний гриль. Держал их там, пока кости не зарумянились.

После этого залил их водой и варил на медленном огне, доведя сперва до кипения.

Когда бульон был готов, я в другой кастрюле на жиру, который остался на противене после запекания костей, пассеровал лук и чеснок, порезанные мелко, причем чеснок я бросил первым, а потом уже лук секунд через 15.

Когда лук сделался прозрачным, к нему добавился фарш, в который превратились бараньи обрезки после пропускания их через мясорубку. Огонь после добавления фарша слегка прибавился. Когда фарш был готов, в том смысле, что цветом он сделался серым и влагу перестал выделять, к нему добавилась морковь, также порезанная мелко.

Еще минуту другую это все обжаривалось, а потом туда был влит бульон от бараньих костей. В бульон была высыпана чечевица, предварительно промытая. Может возникнуть закономерный вопрос: а если фарш не зарумянивался, на фига было его жарить, почему бы его не залить бульоном сразу?

А собственно не залил я его сразу бульоном, чтобы сок мясной, полный растворенных в нем белков, не попал в воду бульона и не всплыл бы пеной, испортив таким образом внешний вид моей похлебки. А так я его приготовил без воды сперва, все белки свернулись и всплывать уже и не думали после этого.

Так вот чечевица, фарш и все остальное варились в бульоне наверное час. За час этот чечевица разварилась, а всякие пленки, соединительной ткани и мясо всякое сделались мягкими и нежными. Как только эта стадия была достигнута, все специи и томатный соус были добавлены в похлебку. Я думаю, что все понимают, что кумин и кориандр были мной растерты в ступке, прежде чем я их безжалостно швырнул в обжигающе горячее варево, обещавшее стать моей похлебкой. Затем я суп посолил, попробовал, посолил еще. Дал побулькать ему еще минуту. Накрыл крышкой и дал постоять еще минут 15, уже с выключенным огнем.

Я разлил похлебку по тарелкам, приправил свежей мятой и как же это было хорошо. Остро, ароматно, сытно. Чечевица разварилась, фарш бараний стал нежным, суп получился густым и наваристым, пряным и ароматным. Я рекомендую всем.

Вот даже не знаю, после такого супа, как вы воспримете историю, случившуюся с моим другом по имени Вова. Это самый Вова, будучи молодым человеком, хотя общем-то не таким уж и молодым, но необремененным супружескими узами, имел привычку знакомиться с девушками в интернете. В аське или там еще где — тут я подробностей не знаю. И вот случилась у него с одной из таких его виртуальных знакомых прямо-таки духовная близость, что для Вовы было редкостью, в отличии от близостей телесных, которые случались у него невероятно часто, по крайней мере в виртуальном их варианте.

А тут прямо и фантазии сексуальные совпали, и предпочтения в музыке, и взгляды на мир, и вообще до ужаса он себя комфортно с этой мадам почувствовал. Так комфортно, что решил с ней встретиться воочию. А было это в те времена, когда совсем не каждый комп персональный был оборудован веб камерой. Так что видели друг друга виртуальные любовники до встречи только лишь на фотографиях, которые они друг другу в порыве страсти посылали. Да и увлечен был Вова настолько, что решил, что при такой родственными душ внешность роли вообще играть не должна, по крайней мере решающей.

Одним словом собрался Вован, сел в машину и одним махом долетел до Бостона, где его милая жила. И как вы наверное догадались, после столь долгого вступления, ждало Володю в Бостоне разочарование. Как он мне потом спьяну рассказывал, все было как на фото, но без ретуши. И вроде бы и понимание было достигнуто, и фантазии всякие неприличные его и ее в жизнь воплотились, но что-то было не то.

И знаете, что было не то? Запах! Причем не интимный запах. Оказывается, дама курила, а юноше нашему она этого не сообщила. Да даже если бы и сообщила заранее, разве его это остановило бы? Но вот как-то помешал ему аромат табачный. Сам-то Вова курить бросил несколько лет до этого, и как многие бывшие курильщики запаха табачного не выносил. Вот и отвлекал его этот запах от утех плотских. До такой степени отвлекал, что после этого самого первого свидания, несмотря на близость душевную и общность интересов отношения их сошли на нет сразу же по возвращению его в город на реке Св. Лаврентия.

Но кажется мне, что не табачный запах тому причиной. Ибо приходилось мне бывать, будучи бывшим курильщиком, в контактах с курящими дамами, и на меня табачный запах так не влиял. Хотя может просто у меня обоняние не столь тонкое и чуткое, как у Вовы.

Так вот похлебка, описанная выше, да со стопкой чего-нибудь этакого горячительного убережет нас от душевных травм как связанных с табакокурением так и с “излишествами всякими нехорошими” или хорошими.

Поделиться статьей: