Текила среди ночи

Текила среди ночи

А какое блюдо у вас самое любимое? Вот если отбросить всякие понты. Такой вопрос однажды задала в сети одна моя близкая подруга. И в самом деле, какое блюдо я готов есть и ем чаще, чем другую еду?

Нет, конечно, можно пуститься в рассуждения типа смотря когда, где и с кем есть и все такое. Но тем не менее я совсем недолго думал, а ответил просто: глазунья. Ab ovo. Ведь в самом деле яйца для меня это самая простая, вкусная и наверное любимая еда, хотя одним этим блюдом я себя ограничивать не хочу.

Вот прихожу я домой голодный, заглядываю в холодильник и, если там нет ничего готового, в 7 случаях из 10 я сделаю себе яичницу. Это быстро, это питательно, это вкусно. Или утром на завтрак возиться совершенно не хочется, а сколько надо возни, чтоб разбить 3 яйца на сковороду. Яичница это самая популярная холостяцкая еда. Я начал делать сам себе яичницу еще ребенком лет в 8 наверное.

А вот по поводу того когда где и с кем есть. Наверное у всех людей есть разные круги общения, в том смысле, что у любого из нас есть несколько групп людей, с которыми мы общаемся и иногда вместе едим или пьем. Ну там семья, друзья, коллеги по работе, люди с которыми у нас одни и те же хобби. Причем как правило эти круги почти никак не пересекаются, ну разве что в случае каких-то важных событий или торжеств вроде дней рождения, свадеб, похорон и тому подобного.

Частенько собирая людей на какую-нибудь вечеринку, я задумываюсь, а насколько близкие мне люди из разных кругов моего общения будут чувствовать себя комфортно друг с другом. И на самом деле угадать получается не всегда. Кстати, так как я иммигрант, то всех моих друзей, приятелей, родственников и коллег по работе можно разделить на две больших группы: тех кто говорит по-русски и тех кто нет. И собирая компанию, я всегда это учитываю. Не то что бы я никогда не смешиваю людей по языковому признаку, но всегда, когда у меня собираются люди, говорящие на разных языках, мне очень любопытно наблюдать за тем, как происходит общение в таких смешанных компаниях.

У меня есть знакомая пара, где жена русская, а муж квебкуа (франко-канадец). Но у них дома я бывал исключительно в русской компании. И хотя муж там так и не научился говорить по-русски, но я очень часто забываю, что он канадец, настолько хорошо он вписывается в любую русскую пьянку.

А помню, когда я только приехал в Монреаль, я работал с одним греком, помогал ему на стройке. Он с радостью взял меня на работу, когда услыхал, что я русский. До этого у него работал русский парень из Израиля, но, не сумев сделать иммиграцию, вернулся обратно на ближний восток. Так этот грек рассказывал, как однажды он встречал новый год в русской компании, где мужики, изрядно выпив, начали драться, а потом объяснили ему, что это такая русская традиция. “Грегори”, спросил он меня  — почему обязательно нужно драться?” Я только развел руками, среди моих друзей такой традиции не водилось. Вообще Майк, так звали того грека, мне напоминал большого ребенка. Здоровенный, похожий на медведя, он приехал в Канаду, когда ему было 19, работал по разным фабрикам, потом занялся строительством и ремонтами. К моменту нашего с ним знакомства имел крохотную жену филиппинку, ездил на пикапе и считал себя успешным бизнесменом. Я проработал с ним пару месяцев, а потом ушел потрошить кур.

Там в маленьком кошерном забойном цеху с командой таких же как я свежеприбывших русских мужичков мы довольно часто соображали на шестерых литру столичной. Иногда по выходным мы всей толпой ездили на рыбалку. Это был круг общения, но со своими друзьями я этих людей никогда не смешивал. Что любопытно, с друзьями, которых я выбирал себе сам, я почти никогда не напивался, а с теми моими товарищами по забойному цеху это происходило регулярно. Я и сейчас иногда встречаюсь с некоторыми из них, когда есть настроение просто крепко накатить. Но до драк там тоже никогда не доходило.

Вот и та яичница, про которую я хочу сегодня рассказать родилась на одной из таких пьянок, когда завалился ко мне среди ночи старый собутыльник, с кем мы вместе щипали кур на барабане с резиновыми пальцами. Барабан этот вращался, а три человека щипальщика прикладывали к этим резиновым пальцам только что убитых кур и пальцы сдирали перья и пух с тушек. Главное было не прижимать курицу сильно, чтоб не содрать кожу вместе с перьями. И несмотря на жуткий шум мы целый день болтали обо все на свете. Парень, который стоял и щипал рядом со мной, оказался здорово начитанным, да и вообще интересным собеседником. С тех пор мы иногда выпиваем с ним. Кстати, он с тех пор сменил уже три жены. Вот во времена разлада с последней из них он и позвонил мне с предложением забухать часов в 10 вечера. Семья моя уже спала, но я не стал отказывать старому товарищу в компании.

Он приехал ко мне через 15 минут с бутылкой текилы. Я полез в холодильник в поисках закуски, обнаружил там яйца и больше ничего почти — утром следующего дня я собирался делать закупки на неделю, а и лимоны и лаймы закончились накануне.
Конечно, в доме были еще помидоры, лук, всякие консервы, но душа требовала горячей закуски, тем более что мой гость был голоден.

И  вот тут я, взглянув на набор имеющихся продуктов, решил, что пришла пора воплощать в жизнь мою давнюю идею. А идея состояла в том, чтоб в рыбе веракруз заменить рыбу на яйца. Сотворить этакую мексиканскую яичницу, хотя я не уверен, что такая существует в природе. То есть мексиканская яичница конечно существует, но наверняка она совсем другая. Но яичницу веракруз эту я сотворил. И собутыльник мой был в восторге. И хотя напились мы нехило тогда, но я запомнил, что я делал и сейчас расскажу.

Хотя, что за глупость рассказывать подробно рецепт яичницы. Я так думаю, что вышел у меня частный вариант шакшуки, ближневосточной яичницы с помидорами. Правда, я никогда эту самую шакшуку не пробовал, а лишь только читал о ней, поэтому точно сказать не могу. Не уверен, что в шакшуку кладут оливки и каперсы, но фиг его знает, может и кладут.

В общем я порезал мелко луковицу и два зубчика чеснока, плеснул на сковороду оливкового масла. На маленьком огне довел лук и чеснок в масле до мягкости.

Потом потер на терке две помидорины, вывалил полученную массу к луку с чесноком.

Потушил это все пока часть жидкости не выпарилась. Добавил туда мелко резанные оливки 2 столовых ложки, одну столовую ложку каперсов и половинку маринованного перчика холопеньо.

Потушил еще немного. Посолил, поперчил.

Сделал в этой жиже на сковороде пять лунок, куда разбил пять яиц, по одному на каждую лунку.

Яйца готовились некоторое время, а потом я их перевернул.

Получились как бы яйца пашот в соусе веракруз. Очень подходящая к текиле закуска, да и не только к текиле.

Так вот возвращаясь к вопросу, с которого я начал сегодняшний рассказ. Если вдруг я почувствую, что глазунья мне начинает надоедать, то к бесконечному множеству вариантов яичницы я прибавляю еще один. Надеюсь, что не зря.

Поделиться статьей: